Новости Тедаса: Антиванские Вороны и ночи Тевинтера | StopGame

Команда, работающая над Dragon Age 4, постоянно акцентирует внимание на легендарной гильдии убийц: креативный директор Мэттью Голдман (Matthew Goldman) дразнит публику в «Твиттере», художники выкладывают красивые концепт-арты, ассасины мелькают на страницах комиксов. Последней каплей оказался сборник рассказов, в котором Вороны становятся главными героями целых три раза! И это в книге, которая называется «Тевинтерские ночи», а никак не «Антиванские»!

«Чтобы отпраздновать это событие, [годовщину работы Голдмана в BioWare] я отдыхал неделю, в основном наблюдая за тем, как вороны нападают. Они выглядят так, будто действительно веселятся! Вот бы кто-нибудь нарисовал нападающих ворон».

Такой акцент на Воронах может говорить только об их значительной роли в грядущей игре. Будем готовиться к встрече с наёмными убийцами, а заодно попробуем больше узнать об их родине, ведь, как учит Кун, сила скрывается в знании.

Страна убийц и вина

Начиная с архитектуры и заканчивая кухней, культура Антивы представляла собой апофеоз романтики и свободы выражения. Типичной чертой антиванца была страсть к спонтанности.

«Восемь маленьких когтей», Кортни Вудс

Антива была основана пиратами и прочими охотниками за наживой, когда морские бродяги осознали, что жизнь на суше гораздо безопаснее. Они поселились в северо-западной части континента и обнаружили, что незаконно заняли территории города-государства Антива. Вместо того чтобы конфликтовать, стороны смогли договориться и основали страну с конституционной монархией.

Антива мелькает в тизерах и на концептах-артах наравне с Тевинтером.

И хотя хроники утверждают, что правящей династии Антивы уже более 2 500 лет, фактически власть принадлежит не королю, а собранию торговых принцев — это владельцы винокурен, банков и прочих торговых компаний. Именно поэтому люди, живущие за пределами Антивы, не знают, что у страны есть правители — род Кампана.

За многолетнюю историю Тедаса на его долю выпало множество войн. Не проходит и века, чтобы не разгорелся очередной конфликт. Империя Тевинтер завоёвывает новые территории, Орлей снова и снова наступает со священными походами на иноверцев, а Ривейн преуспевает в морских сражениях.

На их фоне Антива кажется ребёнком, который играет в песочнице: она никогда не выступала агрессором, предпочитая вести торговлю и налаживать дипломатические связи. Как же вышло, что стране удалось сохранить независимость, даже не имея армии?

Возможных причин две: Антиванские Вороны и королева Аша Антиванская. И хотя первая версия звучит донельзя романтично, историки Тедаса склонны верить второй. Аша знала, какая судьба ждёт богатую, но маленькую страну, поэтому за время своего правления обезопасила её брачными договорами. Сейчас кровь рода Кампана течёт во многих знатных семьях Тедаса (Пентагасты, Вальмоны, Ваэли, тевинтерские магистры и герцоги Андерфелса), поэтому сложно развязать войну с Антивой, не поссорившись с половиной материка.

Семья Жозефины Монтилье раньше имела большой вес в Антиве за счёт флота, репутации и хороших отношений с Орлеем.

За ореолом романтики, винодельнями и мореходством скрывается пятно на репутации мирной Антивы — дом Воронов. По мнению посла Жозефины Монтилье, «Вороны — прискорбная реальность антиванской политики», ведь многие высокопоставленные убийцы и являются торговыми принцами, которые владеют страной.

Незаметно управляя Антивой, Дом Воронов не раз возводил на трон угодных ему претендентов, убивал принцев и королей, приумножал свои богатства и славу. Это и делает гильдию политической силой, с которой необходимо считаться антиванцам и которой стоит опасаться любым иностранцам.

Если о влиянии Воронов на политику знают только на родине, то репутация безжалостных наёмников разошлась далеко за пределы Антивы, ведь гильдия берёт заказы по всему Тедасу. Что выделяет её из сотен других преступных группировок и почему Дом Воронов держит в страхе весь континент? Дело в принципах, отношении к работе и профессионализме. История Воронов и их возможности овеяны таким количеством невероятных сплетен, что их необходимо развенчать. Или всё же подтвердить?..

Антиванские Вороны

Его гильдия поддерживает свою репутацию. Они безжалостны, эффективны и осторожны. Как они бы смогли сохранять такую славу, если бы их агенты запросто выдавали имена заказчиков из-за такой „банальной“ вещи, как пытка?

Что удивительно, в эпоху своего возникновения Антиванские Вороны видели своё предназначение вовсе не в наживе и власти. Их собственная легенда гласит, что история гильдии началась в Тревизо, где монахи церкви Андрасте нашли способ противостоять жестокому герцогу. Использовав травы и яды, служители Создателя спасли город и его жителей от деспота. Так появилась организация, чьей целью была защита Антивы. И хотя сейчас Дом Воронов утверждает, что заботится о родной стране, гильдия утратила своё изначальное предназначение — службу на благо народа.

«Сейчас всё делается ради семьи. Ради нашей крови. Вместо того чтобы хватать большой кусок когтистой лапой, каждый выцарапывает себе крохи. В конце концов мы перемрём от голода».

Историю Воронов знает каждый ассасин гильдии, но один из самых громких заказов известен даже за пределами родной страны — знаменитое убийство антиванской королевы Мадригал. Монарх не вернулась с охоты, и её тело вскоре было найдено в лесу, пронзённое четырьмя мечами.

(Любопытный факт: один из мечей был точной копией легендарного Меча Милосердия, которым архонт Гессариан из жалости добил Андрасте, горевшую на костре. Писатель Варрик Тетрас в своей книге «Трудная жизнь в Верхнем городе» предполагает, что заказчиками убийства выступила таинственная организация Приставов. О них я уже рассказывала в предыдущей статье.)

Убийство Мадригал было настолько вопиющей наглостью со стороны ассасинов, что Верховная Жрица объявила следующее столетие Веком Мечей. Громкое дело привлекло внимание стражи, но убившие королеву Вороны даже под пытками не назвали имя заказчика, чем ещё раз подтвердили свою репутацию.

Сейчас Вороны считаются неприкасаемой гильдией в Антиве, и перейти им дорогу — значит обречь на мучительную смерть не только себя, но и близких. К сожалению, внутри Дома нет такой сплочённости, и каждая «птица» с радостью выклюет глаз другой, стоит только отвлечься.

Одни ассасины относятся к своим собратьям как к коллегам, а другим убийцы заменяют семью.

Внутри Дома Воронов существуют несколько домов, чьих глав именуют Когтями. Сейчас статус Первого Когтя занимает Катерина Делламорте, которая является негласным лидером всей гильдии, как глава дома с самым большим влиянием.

Успешное выполнение заказов может повысить Когтя в ранге, а провалы — понизить, потому что это характеризует дом как ненадёжный. К примеру, неудачная попытка убить Героя Ферелдена так сильно повлияла на репутацию дома Араинай, что он не смог обрести былое величие даже спустя 12 лет, оставшись в ранге Восьмого Когтя.

Как и репутация, дома не могут существовать вечно. На момент событий последней книги, из восьми глав Воронов выжили только четверо (Делламорте, Кантори, де Рива и Неро). Сам Вьяго де Рива вскользь упоминает, что некогда существовал дом Гаспари, а Араинай смог возвыситься только после убийства Когтя ныне несуществующего дома Феррагани.

Внешний вид доспехов Воронов неоднократно менялся.

Что до остальной иерархии, то вслед за Когтями идут Грандмастера, за ними — Мастера и обычные убийцы. Гильдия бы не смогла обрести такую громкую репутацию, если бы не умения её членов: будущий ассасин проходит чудовищные испытания ядами, проверки на сопротивляемость боли и прогон сквозь строй.

Мастера начинают обучение новобранцев с пяти-шести лет и относятся к ним как к расходному материалу. Чего-чего, а недостатка в детях Вороны не испытывают: гильдия забирает бездомных или покупает рабов (отдать своего ребёнка в рабство из-за долгов — обычная практика в Империи Тевинтер).

В Dragon Age 4 дизайн доспехов Воронов возвращается к истокам.

Будущего Ворона могут убить за малейшую провинность, так как на улице живут тысячи других, более достойных детей. И даже хорошая учёба не всегда гарантирует новобранцу успех, ведь Мастера ценят скрытые таланты и пристрастия. К примеру, хорошо знакомый нам Зевран Араинай нашёл свою нишу в соблазнении и ядах, его партнёры Тальесен и Ринна были силой и мозгом любого задания, что позволило Воронам сформировать смертоносное трио.

Как рассказывает Луканис Делламорте, внук Катерины, бабка не гнушалась физических и моральных наказаний, так как прочила его в преемники и была уверена, что только так он сможет выжить среди Антиванских Воронов. За всеми трудностями на пути к званию Ворона стоит последнее испытание — убийство своих товарищей по учёбе; только после этого ассасин может считаться полноправным членом гильдии. Цена непомерно высока, но и награда не уступает — слава, почёт и возможность возвыситься в богатейшей стране Тедаса.

Несмотря на ужасы, которые доводится пережить ассасинам, в них всё равно остаются слабости, которые делают их людьми, а не безжалостными машинами для убийства.

Рассказ «Работа мастера париков» посвящён Луканису Делламорте и его кузену Илларио. Выполняя заказ на убийство магистра Амброза Форфекса, Вороны обнаружили в подвале особняка сотни эльфов, чья участь была хуже смерти. Жестокий магистр использовал своих рабов в качестве моделей для париков: многие жертвы были лишены конечностей, а сам Форфекс принудительно поил их лириумом. Луканис выполнил заказ, но попутно освободил остальных эльфов. Своим милосердным, но опрометчивым поступком Антиванский Ворон нажил могущественных врагов и обнажил свою величайшую слабость — сострадание.

После этих событий у Луканиса появилась причина присоединиться к протагонисту Dragon Age 4 и освободить мир от венатори, которых не остановило падение Корифея.

В мини-рассказе «Поминки» Вороны оплакивают Делламорте, погибшего при выполнении контракта, но его смерть ещё остаётся под вопросом. У ассасина был веский повод инсценировать свою смерть, чтобы отдать должность Первого Когтя кузену, не подвергать гильдию нападкам со стороны венатори и разобраться с магистрами, которые одержимы возрождением империи.

Луканис и Илларио — не единственные Вороны, заслуживающие нашего внимания. Рассказ «Восемь маленьких Когтей» пролил свет на текущую обстановку в гильдии и логически продолжил комикс «Обман», в котором Антиванские Вороны Вьяго де Рива и Андратея Кантори выполняли разведку в оккупированном кунари Вентосе. Ассасины выяснили, что Бен-Хасрат отсоединилась от триумвирата и теперь действует по своей воле.

В ходе выполнения задания Вьяго и Андратея успели посотрудничать с агентами Инквизиции.

В связи с очередным вторжением кунари главы домов собрались на нейтральной территории, чтобы разработать план защиты Антивы. Переговоры были сорваны Четвёртым Когтем, Эмилем Кортезом, который вступил в сговор с кунари и пытался перебить своих собратьев. Взамен рогачи пообещали, что не будут вторгаться в Антиву. Со стороны Кун такой саботаж должен был ослабить Воронов и обеспечить кунари лёгкий захват страны.

Уничтожив чужими руками половину Когтей, кунари нажили себе страшных врагов — четверо выживших ассасинов приступили к восстановлению гильдии и вскоре будут готовы противостоять серокожим великанам.

Отдельно нужно упомянуть глав домов, ведь у автора комикса получилось создать настолько харизматичных героев, что не дать им пару квестов в Dragon Age 4 будет просто кощунством.

Первому Когтю, Катерине Делламорте, на момент описываемых событий 70 лет, и её, несмотря на почтенный возраст, боятся даже самые искусные ассасины. В связи с этим хочется вспомнить рассказ «Старые трюки Старой Вороны», где субтильная старушка Лессеф, выполняя контракт, в одиночку перебила отряд тевинтерских солдат. Но если с главой гильдии что-то произойдёт, её место может занять Илларио, хладнокровный обольститель и опытный убийца.

Шестой Коготь, Боливар Неро, — вечно пьяный эльф, чья семья разбогатела на добыче жемчуга. По совместительству Неро один из торговых принцев, которые управляют Антивой.

Седьмой Коготь, Андратея Кантори, — эльфийка, ставшая одной из самых молодых глав дома за всю историю Воронов. Её продвижение по карьерной лестнице удивительно, учитывая низкое происхождение и отсутствие связей. По этой причине некоторые Когти её недолюбливают. Тее не чужды сострадание и принципы, она никогда не убивает помощников и посторонних во время выполнения контрактов (чем очень похожа на Луканиса, освободившего эльфийских рабов).

Пятый Коготь, Вьяго де Рива, — один из множества бастардов нынешнего короля Антивы, Фульгено II. Чтобы бастарды монарха не претендовали на трон, каждому был дан выбор — безбедно жить в изгнании или присоединиться к Воронам. Вьяго — единственный, кто выбрал жизнь ассасина и стал мастером-отравителем. Несмотря на то что де Рива не желает посягать на престол, его жизнь всегда будет связана с политикой. В истории Воронов уже есть хороший пример: напарница Зеврана — Риннала тоже была бастардом короля, которую секта планировала возвести на трон. Соблазнившись повышением, мастер дома Араинай пошёл на сделку с домом Валисти и обманом заставил Зеврана убить Ринну.

Солас посвятил Инквизицию в свои планы, чтобы дать ей несколько лет счастливой жизни. Герои не только не согласились ждать неизбежного конца, но и пытаются помешать планам Ужасного Волка.

Подытожим? Кунари планируют нападение на Ривейн и Антиву, а потому занялись уничтожением Антиванских Воронов. Гильдия убийц готовится встать на защиту своей страны и помочь освободить континент от кунари. Тевинтерские венатори не захлебнулись с падением Корифея, а продолжают восстанавливать былое величие Империи. А пока люди и кунари грызутся за территории, один эльфийский эванурис таится в тени и готовится полностью изменить привычный мир.

За бортом остаётся ещё много интересного: таинственное происхождение гномов, природа скверны, зелёный лириум, пираты, и я обязательно расскажу о каждом уголке огромного мира. До встречи в следующих выпусках «Новостей Тедаса»!

По материалам

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button