Legacy of Kain: Soul Reaver исполнилось 20 лет, Эми Хенниг вспоминает разработку этой блистательной игры

Игра Legacy of Kain: Soul Reaver празднует юбилей. Ровно 20 лет назад детище Crystal Dynamics вышло на PlayStation и PC, а позже перебралось на Dreamcast.

Проект вошёл в историю в качестве одной из лучших приключенческих игр для консоли от Sony. Legacy of Kain: Soul Reaver оказала сильное влияние на жанр и на последующие игры в нём, например Uncharted.

Игра получила признание за свою повествовательную часть, интересных персонажей, продуманный дизайн локаций, тягучую атмосферу и механику перемещения между двумя мирами, невероятно впечатляющую в то время.

Не забыла поздравить с праздником Legacy of Kain: Soul Reaver сама Эми Хенниг, написавшая в Твиттере, что игра «занимает особое место в её сердце». Хенниг сыграла ключевую роль в разработке франшизы, позже перейдя на работу в Naughty Dog для создания серии Uncharted.

Can’t believe it’s been 20 years since we launched Legacy of Kain: Soul Reaver. This game holds a very special place in my heart. pic.twitter.com/GlHzGORg55

— Amy Hennig (@amy_hennig) August 16, 2019

В 2012 году Хенниг уже возвращалась к своему творению, рассказав о секретах Soul Reaver сайту PlayStation Blog. По её словам, изначально Soul Reaver не должна была стать продолжением Blood Omen: Legacy of Kain. Проект разрабатывался в качестве новой IP под названием Shifter и повествовал о потерянном рае.

«Главный герой, по сути, был падшим ангелом смерти, жнецом душ, за которым охотились его бывшие братья, и теперь он был вынужден разоблачить и уничтожить ложного бога, которому они все служили», — говорит Хенниг.

Концепция Shifter была «генезисом» Soul Reaver. «…в ней были заложены её основные идеи. Герой представлял собой бессмертное создание, способное перемещаться между спектральной и материальной реальностями, а также планировать на остатках своих изодранных крыльев.

Мы представляли реальность духов как извращенную, экспрессионистскую версию физического мира. Герой жаждал мести после предательства и низвержения своим создателем. Подобно Разиэлю, он был тёмной спасительной сущностью, выбранной для восстановления баланса в мрачном мире-антиутопии».

«Когда нас попросили адаптировать эту концепцию в продолжение Blood Omen, мы взяли накопленные идеи и творчески объединили их с мифологией Legacy of Kain».

В процессе «адаптации» команда Хенниг исключила из концепции некоторые второстепенные детали, включая возможность переключаться между плоскостями. Самым сложным было заставить игру работать без загрузок, чтобы геймеры могли оценить цельный, взаимосвязанный мир.

Разработчики не ожидали, что поставленная задача будет настолько сложна.

«Мы пытались упаковать текстуры, чтобы они динамически подружались, всего за пару месяцев до релиза. В конечном счёте мы из кожи вон вылезли, но добились своего. Мне даже интересно, поставили бы мы перед собой такой амбициозный план, если бы знали, как его трудно будет реализовать?».

Но, как говорит Хенниг, главной проблемой были никак не соотносящиеся между собой график разработки и масштабы игры.

«Задуманная как трёхмерная приключенческая игра в стиле «Зельды» в открытом мире, Soul Reaver была невероятно амбициозной», — говорит разработчица.

«Движок Gex, любезно предоставленный нам Crystal Dynamics, позволял легко освоить технологию 3D, но, по сути,  разрабатывая новую IP, мы написали игровой движок с нуля. В наши дни ни одна студия не решилась бы на такое, не имея в запасе минимум три года на разработку. Однако Eidos хотела получить игру всего за два. В итоге мы сделали Soul Reaver менее чем за два с половиной года без каких-либо переработок, которые до сих пор причиняют мне боль. Игра определённо была слишком амбициозной, но если бы мы выпустили ее осенью, а не летом, думаю, могли бы уменьшить объём игры более элегантно».

Чтобы выпустить проект в назначенную дату, разработчикам пришлось вырезать несколько последних уровней, в конечном итоге попавших в Soul Reaver 2.

«Изначально Разиэль собирался выследить и уничтожить всех своих бывших братьев, а также Каина. Затем, используя вновь приобретённые способности, герой активировал давно работающие трубы Безмолвного Собора, чтобы уничтожить оставшихся вампиров Носгота звуковым взрывом», — говорит Хенниг.

«Только тогда он понимал, что всё это время являлся пешкой Старшего Бога, а чистка вампиров имела разрушительные последствия. Единственный способ исправить ситуацию — это использовать устройство Мобиуса для путешествий во времени, чтобы обратить время вспять и написать альтернативную историю (в сиквеле)».

«Как бы я ни ненавидела всю тупость концовки «Продолжение следует», но в Soul Reaver она оказалась благословением, поскольку предоставляла множество интересных способов продолжить историю».

И продолжение вышло. В октябре 2001 года на PS2 и PC появляется Soul Reaver 2, а спустя всего год выходит Blood Omen 2, руководителем разработки которой значится один из создателей Dead Space Глен Шофилд. В 2003 году Хенниг вновь возвращается с игрой Legacy of Kain: Defiance.

С тех пор франшиза Legacy of Kain находится в спячке. Злополучная условно-бесплатная многопользовательская игра Nosgoth, разработанная создателем Rocket League, студией Psyonix, даже не вышла из стадии открытой беты. Более традиционное продолжение истории в виде Legacy of Kain: Dead Sun, которую разрабатывала компания Climax для Square Enix Europe, была отменена в 2012 году после трёх лет производства.

Даже спустя 20 лет после своего выхода Legacy of Kain: Soul Reaver для многих поклонников остаётся лучшей игрой в серии. И не имея новой Legacy of Kain на горизонте, как это ни прискорбно, будет оставаться таковой ещё долгие годы.

Читайте также: RAD – релизный трейлер постапокалиптической игры от Double Fine

Добавляйтесь в наш Telegram-канал по ссылке или ищите его вручную в поиске по названию gmradost. Там мы публикуем в том числе и то, что не попадает в новостную ленту.

РубрикиБез рубрики