Мораль войны: идея военных преступлений в Азероте

В свете разгорающейся войны между Ордой и Альянсом и действий армий Сильваны и Андуина важно помнить об итогах предыдущего крупного конфликта двух фракций – суде над Гаррошем Адским Криком, которого после завершения осады Оргриммара обвинили в ужасных злодеяниях. Нынешним правителям стоит задуматься о последствиях своих деяний – не исключено, что с наступлением мира им придется отвечать по всем нормам международного азеротского права.

:cut:

Пользователь Reddit Seinera написал большое сообщение, в котором сравнил правовые ответственности за военные преступления в реальном и вымышленном мирах.

Мораль войны

Когда заходит речь о военных действиях, часто возникают вопросы об их приемлемости, законности и почетности, о том, каким образом надлежит вести войну и является ли какое-то действие военным преступлением.

Если такие дискуссии затрагивают World of Warcraft, то в них вплетаются убеждения, что в древние времена не существовало никаких концепций, правил или законов войны, и что законы реального мира не распространяются на Азерот. Однако эти предположения ошибочны не только потому, что в нашем мире правила ведения войны закладывались издревле, но также из-за того, что в Азероте существуют собственные своды законов и судебная система.

В нашем мире законы, призванные ограничить наиболее разрушительные последствия войны, появились практически с самого зарождения цивилизации. Многие религиозные тексты вроде «Торы» или «Корана» содержали в себе конкретные правила ведения войны. Литературные эпосы и романы, как «Махабхарата» или «Легенда о Данишменде», повествуют о том, что нужно и чего не следует делать на войне, когда вопрос касается справедливости и чести. И у древних греков, и во времена средневековой Римской католической церкви всегда существовали структуры, составлявшие правила и документы о способах ведения войны и стремившиеся постоянно как распространять, так и применять эти правила. Сегодня некоторые из них могут показаться варварскими или в лучшем случае неэффективными, однако нельзя оспаривать сам факт их существования. А вместе с ними живет и идея о том, что есть приемлемые и неприемлемые способы ведения войны, которые возникли почти в то же время, что и сами войны.

В Азероте все несут ответственность за совершенные преступления

Не забывая о сказанном, обратим внимание на Азерот – вымышленный магический мир, во многом как отличающийся от нашего, так и похожий на него. Наиболее распространено мнение, что поскольку это волшебный мир, в котором отражена псевдосредневековая эстетика, то в нем не должно быть понятий о военных преступлениях или преступлениях против живых существ. Это предположение основывается на заблуждении, что в доиндустриальном мире не существовало военных преступлений и правил ведения войны. Однако, как и в нашем мире всегда существовали какие-то законы в этой области, так и у Азерота есть свои:

  • В романе 2014 года «Военные преступления» Кристи Голден над бывшим вождем Орды Гаррошем Адским Криком в Пандарии идет суд за совершенные военные преступления, деяния против основ существования разумной жизни Азерота и преступления против самого мира.

«

Гаррош Адский Крик, вы обвиняетесь в военных преступлениях и преступлениях против основ существования разумной жизни Азерота, а также против самого Азерота. Вы также обвиняетесь в деяниях, совершенных от вашего имени или вашими союзниками

».

  • Перед этим судом Гарроша уже признали виновным по всем обвинениям, и на самом суде рассматривается вопрос о мере наказания. Фактически это уже вынесение приговора.

«

Его вина не подлежит сомнению, но мы все вместе – и Орда с Альянсом – должны провести справедливый и открытый суд и решить его судьбу. С возможностью сокращения срока… или даже освобождения

».

«

Августейшие Небожители согласны с тем, что Гаррош Адский Крик виновен в ужасных и горестных деяниях. Я повторяю: то, что он совершил преступления, – не обсуждается. Однако сейчас нужно выяснить, как относиться к этим преступлениям. Дело не в том, что он должен за них в ответить. А в том – как? И единственный способ это выяснить – устроить суд. В таком случае все вы – Орда и Альянс, и многие другие, кому есть что сказать – получат возможность высказаться

».

«

Защитник будет убеждать о милосердии. Обвинитель, разумеется, будет отстаивать более жесткое наказание

».

  • Во время судебного разбирательства мы узнаем, в чем именно обвиняют Гарроша, и нам раскрывают список некоторых вещей, которые считаются военными преступлениями, преступлениями против разумных существ и преступлениями против мира:

«

Геноцид. Убийства. Насильственная депортация. Похищения и исчезновения отдельных лиц

»…

«

Порабощения. Похищения детей. Пытки. Убийства заключенных. Принудительная беременность

»…

«

Беспричинное разрушение городов, поселков и деревень, не оправданное ни военной, ни гражданской необходимостью

».

  • И Орда, и Альянс, участвующие в судебном процессе, согласны с его законностью и признают, что само разбирательство, а также законы Пандарии применимы и к ним.

Много ли сходств между Азеротом и реальным миром?

Отмечая все вышесказанное, мы можем выявить рамки военных преступлений/преступлений против человечества/разумной жизни в Азероте. И здесь можно обнаружить как много общего с международным гуманитарным правом, так и определенные различия:

  • В нашем мире жестокое обращение с военнопленными и гражданскими лицами считается военным преступлением, и эти же принципы поддерживаются в Азероте.
  • Геноцид, этнические чистки, изнасилования и другие формы сексуального насилия в нашем мире считаются преступлениями против человечества, а в США в 2008 году постановлением резолюции Совета безопасности они признаны военными преступлениями. Азерот определяет эти деяния как преступления против самих основ существования живых существ.
  • В нашем мире использование биологического и химического оружия запрещено. Однако, несмотря на неоднократно выражаемое недовольство и несогласие руководства Орды и Альянса по его использованию, похоже, в Азероте нет никаких законов, ограничивающих использование определенного типа оружия, или, по крайней мере, самого Гарроша в подобных преступлениях не обвиняли.
  • В нашем мире применяются три принципа, указывающих на законность ведения военных действий: разграничение, военная необходимость и пропорциональность. Проще говоря, эти термины означают, что воющие стороны должны различать участников военных действий и гражданских лиц, военные действия должны быть направлены против военных целей, нападения должны совершаться с целью привести военных к победе над врагом, а вред, учиненный гражданским лицам и объектам, должен быть пропорциональным и не чрезмерным в сравнении с прямым и конкретным военным превосходством.

Обвинения в «беспричинном разрушении городов, поселков и деревень, не оправданных военной или гражданской необходимостью» показывают, что эти три принципа применимы и в Азероте.

  • В нашем мире «планирование, подготовка, инициирование или ведение агрессивных войн или войн, нарушающих международные договоры, соглашения или заверения, или участие в общем плане, или заговоре с целью достижения любого из вышеизложенного» – это преступления против мира. Однако Гарроша в этом не обвиняли. Можно считать, что его просто не признали в этом виновным, но более вероятная причина в том, что такой концепции в Азероте просто нет, несмотря на то, что и Орда, и Альянс обвиняли друг друга в начале войны.
  • В нашем мире акты военных преступлений также следуют правовой доктрине командной ответственности, которая утверждает иерархическую ответственность за действия своих подчиненных. Обвинения Гарроша в том, что он несет ответственность за деяния, совершенные от его имени или его союзников, показали, что в мире Азерота в этом отношении также действует аналогичная правовая основа.

В целом можно прийти к выводу, что в Азероте есть своя версия международного гуманитарного права и регулирования способов ведения войны. Правила, касающиеся применения силы, обращения с гражданским населением и гражданской собственностью находится в пределах своей компетенции, и даже если у нее нет точных правил и принципов, как в нашем мире, все же определенно существует схожая концепция, по которой можно судить о деяниях участников военных действий.

РубрикиБез рубрики