Истории нашего мира: Сказание о Гневионе

Гневион — одна из самых загадочных личностей в истории Warcraft. Его невероятное появление в легендарной цепочке заданий разбойников ознаменовало дальнейшее влияние на судьбу всего дополнения. Мы потратили много времени, выполняя поручения Гневиона. Мы потратили еще больше времени, задаваясь вопросом, что именно он задумал. А потом он исчез, как раз тогда, когда казалось, что его роль будет наиболее актуальной.

:cut:

Мы не встречали Гневиона в Дреноре, лишь его краткое упоминание и появление камео без диалога. Оно не имело особого смысла, учитывая его роль в побеге Гарроша. И теперь, когда мы наконец-то вступили в бой, о котором он нас предупреждал, его нигде не было видно. Но история Гневиона полна загадочных нестыковок — и чем больше мы смотрим на нее, тем более странной она становится.

Происхождение

Гневион — не просто дракон. Он — черный дракон, свободный от порчи. Изначально, мы думали, что он был единственным в своем роде. Это потому, что мы были непосредственно ответственны за его… создание, так сказать. В Бесплодных землях игроки сталкиваются с красным драконом по имени Реастраза. Она проводит там исследования и пытается найти способ очистить черную стаю драконов: исцелить ее от порчи.

Чтобы добиться этого, Реа сделала некоторые довольно чудовищные вещи. Она похитила черного дракона Никсондру, удерживала ее против воли и заставляла откладывать яйца. Помимо яиц Никсондры, Рея заставляет игрока добыть несколько диких черных драконьих яиц, а также трупы нескольких диких детенышей черных драконов, которые уже вылупились.

Но самое интересное происходит после сбора всех образцов. Игроки отправляются на поиски реликвии титанов, Ока стражей, в руины в Бесплодных землях. После того, как артефакт получен, он активируется. Око начинает сканировать по очереди труп детеныша дракона, яйцо дикого дракона и яйцо Никсондры, обнаруживая порчу в каждом и устраняя её. Затем оно объединяет три яйца в одно целое, очищенное яйцо черного дракона — яйцо Гневиона.

Мотивация

Это яйцо не давало покоя чёрным драконам. Они долго и упорно боролись, чтобы вернуть его. Сам Смертокрыл отправился уничтожить и его, и Реастразу. Благодаря сообразительности Реи, яйцо было спасено и доставлено в Гранатовый редут, где оно было под бдительными надзором красной стаи. Но яйцо не осталось там надолго: через полгода его украли воры и отвезли в поместье Чёрного ворона, где оно и вылупилось.

Гневион немедленно приступил к работе, используя игроков-разбойников для выполнения своего плана. И план казался вполне разумным — он хотел уничтожить остатки искаженной черной стаи. В этом он удивительно преуспел. Оружием, которое он создал для разбойников, удалось даже помочь в обезвреживании Смертокрыла. Хотя этот план и подразумевал спасение мира, это было не так важно, как то, что он остался, насколько ему было известно, последним из своего рода. Свободный от порчи Древних Богов, он мог делать… всё, что захочет.

Ничего из этого не казалось необычным. На самом деле, это было почти ожидаемо. За Гневионом, свободным от порчи черным драконом, охотились его собственные сородичи. Они стремились уничтожить его еще до того, как он вылупился. Это был вопрос выживания — и вопрос ликвидации беспорядка, который учинили Древние Боги. Как только дело было сделано, Гневион улетел, а его цель, по-видимому, была достигнута.

Дальнейшие шаги

Казалось, что Гневион нашёл себе новую цель, любезно поделившись своим видением с игроками. Пылающий Легион неизбежно вернётся обратно в Азерот. Мир должен быть защищён, но чтобы этого достигнуть, необходим единый фронт. В очередной раз Гневион принялся за дело, в этот раз заручившись поддержкой всех игроков, которые принялись выполнять его поручения. Его конечная цель была довольная проста: привести кого-то к победе. Как только одна фракция завоюет другую, Азерот, как единое целое, сможет противостоять Легиону.

Вот только все пошло не совсем по плану. В конце концов, Гаррош Адский Крик был свергнут — но Орда по-прежнему оставалась сильной. Вол’джин стал новым лидером, а Вариан Ринн позволил Орде продолжить свой путь. Этот акт милосердия привел Гневиона в ярость — он поклялся, что не остановится ни перед чем, чтобы подготовить мир к грядущей битве. А потом улетел, совершенно разъяренный.

Опять же, ничто в этом не казалось необычным. Логично было предположить, что Гневион захочет защитить мир. Ведь ему всего 2 года и он только начал изучать его. Однако его следующие действия можно назвать, по меньшей мере, странными. Он помог Кайрозу организовать побег Гарроша. Не куда-нибудь, а в абсолютно другую реальность — альтернативную версию Дренора. Гневион тоже отправился на Дренор, но мы никогда его там не видели. Все, что мы когда-либо слышали, — это старая запись в журнале Адмирала Тейлора, в которой упоминалось, что Гневион искал убежища в его гарнизоне.

А после этого… ничего. За исключением краткого появления в конце легендарной цепочки заданий, где он наблюдает за игроком, возвращающим Фолианты хаоса Кордане Оскверненная Песнь.

Новый путь

Это всё, что мы знаем к этому моменту: Гневион, кажется, зациклен на восстановлении Азерота. Его первым инстинктивным действием было избавить мир от поглощенной порчей стаи чёрных драконов. Его следующие шаги были очень обдуманными — он хотел подготовить мир к возможному возвращению Пылающего Легиона. После этого его действия были в лучшем случае бесцельными. Он отправил Гарроша на Дренор, но зачем?

Более загадочными являются действия красных драконов. Они были ответственны за эксперименты, которые создали Гневиона. Они пошли на серьезные меры ради защиты его яйца — Реа даже пожертвовала своей жизнью ради него. В конце легендарной цепочки разбойников, красная стая напала на поместье Чёрного ворона, предположительно, чтобы вызволить Гневиона.

Несмотря на это, нет ни одного упоминания об инциденте на суде Гарроша Адского Крика. Красные драконы оставили Гневиона одного. На суде он был очень осторожен, чтобы не приближаться к Алекстразе, да и она, похоже, не обращала на него внимание. Единственный, к кому он подошел, — был Андуин, человек, которого он считает другом. В момент, когда всё рушиться и суд погружается в хаос, Андуин спрашивает Гневиона, что происходит. Гневион отвечает, что, так как он последний черный дракон, прежняя обязанность его стаи, защищать Азерот, ложится на него.

— Андуин указывает на прикованного пандарена: Так ты защищаешь Азерот?
— Это тот случай, уверяю тебя, когда цель оправдывает средства. Я очень надеюсь, что однажды ты поймешь. И в этот день мы с тобой столкнемся с ужасным врагом. Возможно, мы даже сделаем это, как братья.
Отсутствие Гневиона

Это последний значимый диалог с Гневионом, свидетелями которого мы стали, и он даже не появлялся в игре. На Дреноре история полностью прошла мимо Гневиона. На самом деле, мы едва получили объяснения действиям Кайроза. Гаррош умер, не успев сделать ничего важного. Единственное, что мы получили от Дренора, — побег Гул’дана — тот спешно отправился в Азерот и способствовал возвращению Пылающего Легиона.

Это был именно тот сценарий, который так отчаянно Гневион пытался предотвратить в Mists of Pandaria. И всё же, несмотря на его усилия в Пандарии, именно действия Гневиона положили начало событиям Legion. Было ли его видение — видением будущего Азерот? Или это было видение его собственного будущего, судьбы, которой он не мог избежать?

Откуда взялось это видение? Было ли это сообщение от Древних Богов, которые уже имели влияние на его стаю? Или это была Азерот, говорящая с первым черным драконом, достаточно чистым, чтобы услышать душу мира? На следующей неделе мы еще раз взглянем на историю Гневиона, но под другим углом. Возможно тогда нам удастся пролить свет на эти тайны и многое другое.

Этот материал был написан до открытия цепочки заданий с Гневионом в обновлении 8.2.5 на PTR.

РубрикиБез рубрики