Новости Тедаса: гномы не те, кем кажутся | StopGame

Фэнтези-вселенная, как и любая хорошая вечеринка, считается неудачной, если туда не позвали всю компанию завсегдатаев: эльфов, гоблинов, троллей и гномов. И каждый раз у этих героев находятся общие черты. Если эльфы почти всегда предстают перед нами высокомерными отшельниками, презирающими другие расы, то гномы — это заядлые любители что-нибудь изобрести, порубить и выпить. Создатели сеттинга Dragon Age за вдохновением далеко ходить не стали, взяв за основу устоявшийся образ ворчливых, но компанейских жителей подземелий, который принято эксплуатировать ещё со времён профессора Толкиена (John R. R. Tolkien).

Но неужели всё, из чего состоят гномы мира Dragon Age, — это набор штампов жанра? А вот и нет! В сегодняшнем выпуске «Новостей Тедаса» я расскажу, что вы потеряли, пропустив часть «гномьего лора», почему опять во всём виноваты эльфы, кем на самом деле являются жители подземного мира и как их загадочное происхождение повлияет на события Dragon Age 4. А если вы что-то подзабыли, рекомендую нажимать на подсказки с непонятными словами.

Недооценённые герои Мора

Место и время первого появления гномов на материке неизвестно, но уже в -4600 Древней Эры произошёл их первый контакт с эльфами. До освоения континента людьми ещё много лет, поэтому две расы долгое время уживались в Тедасе вместе. В то время как эльфы заселяли леса необъятного континента, гномы осваивали подземелья, и их дом находился даже глубже современных тейгов.

Дети Камня, как они себя называют, испокон веков вели записи, сухо документируя каждое событие, но ни одна летопись тех времён так и не была найдена. Известно, что миролюбивый народ, привыкший работать и выживать как слаженный механизм, сумел отстроить несколько городов на Глубинных тропах и наладить торговлю с эльфами. Несколько дюжин тейгов существовали на самоуправлении, но имели единого короля и общую столицу, куда отправлялись ресурсы и налоги.

С появлением людей естественным соседом гномов стала будущая Империя Тевинтер, расположившаяся недалеко от входа в главный подземный город, Кэл-Шарок. Известные завоевательными кампаниями люди не решились захватывать подземные города, поэтому в будущем сосредоточили внимание на эльфах. Гномы косвенно проспонсировали их войны, так как поставляли тевинтерцам металлы и лириум.

Под землёй гномы наткнулись на лириумные залежи — материал, позволяющий усиливать магические способности, зачаровывать предметы и физически входить в Тень. Для остальных рас влияние чистого лириума губительно. Большинство жителей Тедаса считают, что из-за близости к нему гномы приобрели иммунитет.

Дети Камня охотно торговали с Тевинтером до смерти первого Архонта Дариния и междоусобиц, которые начались со сменой власти. Гражданская война в империи вынудила гномов сконцентрироваться на других странах, и король принял решение перенести столицу из Кэл-Шарока в хорошо известный игрокам Орзаммар.

Быстро растущий шахтёрский тейг вскоре стал жемчужиной гномьей империи и процветал, даже когда на поверхности между Империей Тевинтер и Элвенаном вспыхнула война. Столица Арлатан была уничтожена, эльфы навсегда приобрели клеймо рабов. Почему у людей так просто получилось захватить могущественный и бессмертный народ, я рассказывала в одном из своих материалов, посвящённых ложной истории Элвенана. На эльфах Империя Тевинтер не остановилась: люди захватили весь север Тедаса и стали продвигаться через Недремлющее море в Ферелден, где постоянно получали отпор от варварских племён. Это всё не касалось стабильного благополучия гномов, которые продолжали отстраиваться под землёй.

Что повлияло на их жизнь и дальнейшее развитие культуры, так это Первый Мор, обрушившийся на Тедас в -395 Древней Эры.

Так как заражённые скверной чудовища лезли из-под земли, первым рубежом обороны стали тейги. Гномы не были готовы к врагу, который стремился только бездумно уничтожать, поэтому подземные города стали падать один за другим. В течение нескольких лет большинство тейгов были потеряны, а король Орзаммара принял решение взорвать тоннели и запечатать часть дорог. Только в Веке Дракона стало известно, что многострадальная бывшая столица Кэл-Шарок не только устояла, но и сумела приспособиться к жизни вблизи порождений тьмы.

Сейчас жители Кэл-Шарока по понятным причинам недолюбливают власть Орзаммара, не признают их короля и отказываются торговать. Ранее тейг не появлялся в играх серии, но не исключено, что его удастся посетить в Dragon Age 4. Согласитесь, посмотреть на гномий город, не подвергшийся влиянию культур с поверхности и имеющий собственную «экосистему», было бы интересно!

Первый Мор оказался самым продолжительным. Он длился почти 200 лет, пока населяющие Тедас существа искали способ эффективно противостоять порождениям тьмы и уничтожить Архидемона. В ходе войны гномы изобрели големов, а люди основали орден Серых Стражей, который не с первой попытки, но сумел уничтожить осквернённого дракона и оттеснить чудовищ под землю. Удовлетворившись результатом, люди снова принялись истреблять друг друга: от Тевинтера начали откалываться другие страны, а Андрасте воспользовалась слабостью Империи и объявила священный поход во имя Создателя.

Если гномам и раньше не было дела до наземной политики, то с нашествием тёмной орды они и вовсе изолировались от остальных рас.   

Порождения тьмы ушли с поверхности и заполонили Глубинные тропы: повинуясь Зову следующего Архидемона, они принялись копать, убивать гномов и захватывать остальные тейги. Впоследствии дети Камня первые видели признаки надвигающихся Моров и понимали, что, пока он снова не выйдет на поверхность и не начнёт разрушать города людей, до убийства гномов никому не будет дела. Постоянная угроза повлияла на их дальнейшее развитие и культуру, породив ряд противомер: големы и Легион Мёртвых.

Ужасы войны

Война с порождениями тьмы была неравной. Монстры уничтожали города, убивали гномов и обращали их в чудовищ до тех пор, пока кузнец Каридин не изобрёл Наковальню Пустоты — особую магическую лабораторию, способную превращать смертных в существ из камня и стали.

Процесс изготовления был ужасным: сначала гнома одевали в огромные доспехи, а затем заливали расплавленный лириум через рот, нос и в каждую прорезь одеяний до тех пор, пока существо не становилось камнем. Пока металл был горячим, кузнецы придавали ему форму, лишали глыбу изъянов. В последнюю очередь мастера изготавливали жезл управления, способный удерживать голема.

Одним из големов, вышедших из-под руки Каридина, стала гномка Шейла из дома Кадаш. От обычных орудий войны её отличает наличие собственной воли и характера. И нелюбовь к птицам, конечно же.

Несмотря на болезненный процесс, в ходе которого дети Камня обрекали себя на существование в виде каменной статуи, находилось много добровольцев из разных семей и каст. Пока големы без устали отбивали атаки порождений тьмы, остальные гномы могли жить, и это казалось достойным самопожертвованием.

Но война продолжалась, и правящий король приказал Каридину использовать в качестве материала преступников, лишённых касты соотечественников и своих политических врагов. Не сумев пойти на сделку с совестью, кузнец отказался продолжать свою работу, и в каменный доспех облачили его самого. Подмастерья не обладали знаниями о создании жезлов управления, и Каридин, познавший на собственном опыте всю боль превращения в голема, скрылся на Глубинных тропах вместе с Наковальней.

В ходе сюжетного задания Dragon Age: Origins игроку предстоит сделать непростой моральный выбор — позволить Каридину умереть вместе с секретом создания големов или вернуть утраченную технологию гномам.

Несмотря на выбор игрока, эксперименты по созданию големов продолжились. В DLC «Големы Амгаррака» группа учёных попыталась воссоздать монстра, используя вместо камня и стали тела гномов. Ни к чему хорошему создание гномьей многоножки не привело.

Другой проект по сдерживанию порождений тьмы оказался более удачным. Во время Первого Мора был создан аналог Серых Стражей — воинское подразделение гномов, призванное защищать свой народ до последнего вздоха. Вступая в Легион Мёртвых, гномы отказываются от своих каст и прошлого, а их прегрешения стирают из Летописи. В Орзаммаре этот орден одновременно и почитают, и боятся, так как очень редко в их рядах оказываются по собственной воле. И раз уж я упомянула деление на касты, будет логично перейти к запутанной иерархии гномов.

Маленький винтик в большом механизме

Гномы — отсечённая рука некогда могучего героя, лежащая в луже крови. Как бы искусна она ни была, без туловища эти умения потеряны. Она может дёрнуться напоследок, словно живая, но уже никогда не увидит снов.

Система деления на касты жителям поверхности может показаться архаичной, но именно она помогла детям Камня выжить во время Первого Мора. Гномы считают, что у каждого своя роль, поэтому делят своё общество на несколько каст. И не как кунари, согласно наклонностям, а исключительно по праву рождения.

На самой вершине находится король или королева, которые могут выбрать преемника из собственной семьи. Следом идут касты знати и воинов, чьи представители избираются в Совет (Ассамблею), законодательный орган Орзаммара. Рангом ниже — кузнецы, торговцы, ремесленники и шахтёры. Слуги считаются низшим слоем общества, но быть членом этой касты всё равно престижнее, чем родиться без неё.

Судьба неприкасаемого в Орзаммаре незавидна, ведь шансов выбраться из безработицы и нищеты практически нет. Лишённые касты отвергаются не только сородичами, но и самим Камнем, прародителем подземников.

Предыстория гнома-простолюдина позволит вкусить все прелести жизни аутсайдера: клеймо на лице, унижения вместо завтрака, дом в гетто и работа на преступную организацию. 

С наследованием касты тоже не всё так просто. Мальчик, родившийся в семье мужчины-воина и женщины-торговки, сможет стать только воином, а девочка — только торговкой. Слуга, женившийся на знатной гномке, никогда не станет знатным, но знатными станут его дочери, в то время как сыновья останутся слугами.

В совокупности с демографическим кризисом, вызванным соседством с порождениями тьмы, наличие каст пагубно влияет на рождаемость. Так появились охотницы за знатью: пользуясь лазейками в системе, женщины из неприкасаемых заводят детей от привилегированных мужчин.

В Летописях гномов есть исключения. Так, Астит Серая, родившаяся в то время, когда женщинам запрещалось быть воинами, в знак протеста вырвала собственный язык. Не отвлекаясь на разговоры, она посвятила жизнь тренировкам и стала телохранительницей короля, первой гномкой из касты воинов. Каждый неприкасаемый знаком и с историей Герлена, гнома без касты, который ушёл на поверхность, чтобы завоевать славу, а затем вернулся домой и свергнул короля. За поступки, которые положительно влияют на благополучие Орзаммара, Совет может возвысить даже отребье. Равно как и лишить касты за неуважение к Предкам или преступления. 

Всех вышедших на поверхность гномов автоматически вычёркивают из летописей. Несмотря на это, с мнением некоторых ушлых «наземников» считаются, так как благосостояние Орзаммара зависит от торговли с поверхностью. Хороший пример — Варрик Тетрас, лишённый касты гном и одновременно член уважаемой Торговой Гильдии.

Помимо каст в столице существует государственная организация Камнетёсов (Орден Летописцев), которая фиксирует на бумаге всю историю гномов. Она состоит из нескольких Мастерских, чьи рабочие выполняют разную работу по сохранению прошлого. К примеру, члены Мастерской Памяти обязаны спускаться на тропы и «искать» историю, в то время как их коллеги по цеху безвылазно сидят в безопасном Орзаммаре и записывают её.

В теории Орден должен работать только с фактами, что на практике невозможно. Заручившись поддержкой летописца, систему каст можно обхитрить, заставив члена ордена вычеркнуть неугодные детали о связях с Хартией или неприкасаемыми. Известны случаи, когда политически ангажированные летописцы возводили на трон или сбрасывали с него одним росчерком пера. Валту, сопровождающую Инквизитора на Глубинных тропах, перевели из Мастерской за отказ убрать из документа несущественный факт биографии правящего монарха.

В приличном обществе гномы никогда не упоминают о своих делах с Хартией, ОПГ, которая в обход гильдии торгует лириумом с поверхностью и поставляет в Орзаммар контрабанду. 

Особую нишу в культуре гномов занимают Совершенные, к которым может примкнуть член любой касты или даже неприкасаемый. Элитное звание Совет присуждает за выдающиеся заслуги перед обществом: изобретение големов, бездымного угля, военные победы и т. д. В своё время такого титула удостоился гном, который впервые употребил в еду нага и тем самым повлиял на создание целого кулинарного культа вокруг «грязного» животного. В народе Совершенных почитают, но даже такой титул меркнет перед Предками и самим Камнем, таинственным прародителем всех гномов.

ЯМы Камень

Они делали тела из земли, и земля испугалась. Сопротивлялась, но они заставили её забыть.

Так как культура гномов развивалась обособленно, человеческая церковь Андрасте и её Песнь Света Глубинных троп не достигли (хотя уже во времена Dragon Age: Origins наземник сможет организовать её приход в Орзаммаре). Гномы не верят ни в эльфийских, ни в тевинтерских богов, а своих Совершенных хоть и почитают, но не возводят в ранг верховных существ.

Первым, что увидит гость столицы, будет зал, посвящённый Совершенным. Это же видят дети Камня, которые навсегда уходят наверх и лишаются касты. Подобная выставка статуй должна напомнить, что гномы теряют и от чего отказываются.

Подземные жители почитают Камень, среду, из которой они «родились», которая даёт им пищу, кров и в которой они умрут. Отойдя в мир иной, гномы своими душами укрепляют Камень и продолжают жить в нём, что немного напоминает культ предков. Нередко можно услышать, как подземники упоминают «чувство Камня» — мистическую способность ориентироваться в темноте при путешествии по Глубинным тропам. Связь с Камнем ослабевает и исчезает, когда гномы выходят на поверхность или вовсе рождаются в наземном мире.

Намёки на происхождение гномов появились в DLC «Нисхождение», когда Инквизитор спускается под землю в поисках источника землетрясений. Пробившись через полчища порождений тьмы, главный герой оказывается внутри титана — огромного живого существа с лириумом вместо крови и камнем вместо плоти.

Обычно титаны мирно спят под землёй, но этот проснулся из-за Бреши, которая соединяла мир живых и Тень. По какой-то причине прародители гномов чувствительны к магии за Завесой и тянутся к ней.

Это открытие побудило меня вернуться к истинной истории гномов, к тому времени, когда их единственными соседями были эльфы, а также заново изучить записки, представленные во всех играх серии.

Минутка эльфийского нацизма

Если Инквизитор испил из Источника Скорби и овладел знаниями и волей всего эльфийского народа, то в DLC «Чужак» он сможет расшифровать надпись из храма Митал:

Здесь мы готовимся к охоте на столпы земли. Работники, бездушные, не понимающие, снуют без конца. Смерть для них — благодеяние. Очистив землю от них, мы поможем ей расцвести.

Столпами земли здесь и далее эльфы называли титанов, а гномов — их работниками. Месторасположение надписи может указывать на то, что эванурисы  (а может, и сама Митал ) истребляли гномов, когда нашли их под землёй. Эльфы были нацелены не только на детей Камня, но и на их создателей, титанов.

Мурали Соласа раскрывают огромную часть предыстории эльфийского народа и рассказывают о том, что они сделали с гномами. Обратите внимание на центр композиции — это титан, которого эванурисы убивают ради сердца, сильного магического артефакта. Впоследствии из этих сердец получились эльфийские сферы. Одной из таких, к несчастью всего мира, завладел Корифей.

Обнаружив под землёй гномов, эванурисы посчитали, что народ без магического дара и с иным уровнем развития недостоин того, чтобы налаживать с ним торговые отношения. Вместо того чтобы оставить детей Камня в покое, эльфы начали эксплуатировать титанов, добывать лириум и сердца.

Произошедшее с титанами ужасно, но последствия — ещё хуже. Одна из старинных записей сообщает, что из-за своей алчности элвен нашли под землёй нечто настолько страшное и сильное, что предпочли запечатать это камнем и магией.

Согласно теории, о которой я обязательно расскажу чуть позже, эльфы выпустили скверну и тем самым начали Первый Мор.

Но почему эльфы считали гномов бездушными работниками? Ответ кроется в их необычной связи с титанами, отголоски которой многие подземники принимают за то самое чувство Камня. На эту мысль меня натолкнули рассуждения Дагны, специалистки по рунам в Инквизиции.

Исследуя руну, гномка на секунду почувствовала себя размером с гору. Она также смогла слышать мысли своих сородичей, словно они были едины. Об этих же чувствах рассказывала Валта, когда соединилась разумом с титаном и решила остаться рядом, чтобы защищать его и исполнять свою таинственную роль.

Опираясь на их слова,, можно предположить, что благодаря титанам все гномы были связаны коллективным разумом, из-за чего эльфы не принимали их как полноценных личностей и уничтожали. Примечательно, что карма в будущем сделала эльфов в глазах людей точно такими же недосуществами. Могли ли эльфы в своём стремлении завладеть сердцами титанов разорвать природную связь гномов с их создателями и бросить на произвол судьбы? Могли. И сделали, на что намекает Солас в одном из своих диалогов с Варриком:

Солас: Ты не скучаешь по жизни под землёй? По зову Камня?
Варрик: Не-а. Чем бы там ни был этот Камень с заглавной буквы, его уже не было, когда я появился на свет.
Солас: Но… может быть, ты всё равно скучаешь?
Варрик: Как можно скучать по тому, чего никогда не знал?

Нам ещё только предстоит узнать истинную природу гномов, но отсутствие подробностей не останавливает игроков от построения гениальных теорий. Одна из них затрагивает валласлины, красный лириум, происхождение порождений тьмы и Мора.

Всегда можно обвинить эльфов

Согласно песне, посвящённой Эльгар’нану, эльфы спустились, когда земля начала сотрясаться и разрушать их города. Элвен с удивлением обнаружили, что источником их бед были «столпы земли», а затем бросились на титанов, не забывая «милосердно» истреблять гномов.

Ни в одной исторической хронике нет упоминаний войны двух рас, поэтому эльф, посланный исследовать тейги, удивлён нахождению подобных свидетельств.

Автор теории считает, что на этой фреске изображена Андруил, эльфийская богиня охоты. Старинная запись времён Арлатана описывает создание её золотого копья.

Солас, видевший противостояние своими глазами, рассказал Инквизитору, что его сородичи стали эванурисами только после войны. Предполагается, что эльфы воевали с титанами, заставили затихнуть подземные толчки и тем самым заслужили признание своего народа. Обычные маги прошли путь от военачальников к старейшинам и вскоре стали почитаться как боги. 

Но эльфы понятия не имели, что, убивая титанов, они разрушали их природную связь с гномами. Можно сказать, что гномы были для титанов органами чувств, с помощью которых они познавали мир. Гномы же пользовались преимуществом коллективного разума, ориентировались в темноте и выполняли свою работу в огромном организме.

Вероятно, современные касты — это отголоски настоящих социальных ролей у гномов, когда те составляли единый разум. Бытует мнение, что все подземники иммунны к лириуму, что не совсем правда. Работать с этим минералом без последствий для организма могут только шахтёры, которые были избраны для этой роли титанами. Для других гномов влияние лириума может оказаться губительным.

Когда связь была разорвана, и титаны, и гномы оказались «слепы» в новом мире. Эльфов не заботила их судьба, пока они могли добывать лириум для своих магических изысканий. Гномы, не помня о своём прошлом, принялись основывать тейги, а все дезориентированные титаны уснули.

Но как тогда появился красный лириум? Опираясь на ряд записок, можно предположить, что он всегда существовал в титанах наравне с обычным. Запись Легиона Мёртвых сообщает, что Камень содержит порчу, которую необходимо вырубать для того, чтобы гномы процветали.

Если представить, что титаны были большим организмом, а их работники — лейкоцитами, которые боролись с врождённой порчей и тем самым сохраняли равновесие, становится ясно, что произошло с титанами, чьи сердца были уничтожены.

«Свободные» гномы занялись обустройством тейгов, а в титанах медленно произрастала порча, тот самый красный лириум. Эльфы, изучив новый минерал, увидели в нём не опасность, а новые возможности. В истинной истории Андруил, богиня охоты, спустилась в бездну, надела доспехи из пустоты и едва не сошла с ума. Нечто подобное произошло с Мередит Станнард, когда рыцарь-командор Киркволла вооружилась мечом из красного лириума.

Митал воспротивилась находке, что привело к её убийству. Вслед за этим Фен’Харел запер эванурисов в тюрьму и создал Завесу, пытаясь оградить мир от пагубного влияния скверны. Но было уже слишком поздно.

Церковь считает, что Мор — это наказание за то, что люди вошли в Золотой Город Создателя и пожелали приблизиться к нему. Но красный лириум появился задолго до этого. Его обнаружил Хоук во время экспедиции на Глубинные тропы, в тейге, который был построен ещё до Первого Мора.

Первозданный тейг был местом, в котором заболевшие гномы поклонялись красному лириуму и слушали его извращённую песню. Они же впоследствии стали первыми порождениями тьмы и покинули дом, повинуясь Зову Архидемона.

Эту замечательную теорию поддерживают исследования гномьего языка, проведённые пользователем Reddit. Автор пришёл к выводу, что известное слово isana, обозначающее голубой лириум, похоже на не переведённое Валтой isantuoll.

Древний гномий язык похож на современный, но многие его слова были утеряны.

После перекрёстного анализа автор рассудил, что в гномьем языке должно быть слово isatun, обозначающее красный лириум (tun — «тьма», «порча», «Мор»), а isantuoll относится к Зову, который слышат все порождения тьмы. Наличие этих слов в языке подтверждает факт того, что детям Камня было известно о губительной песне Архидемона ещё задолго до того, как начался Первый Мор.

В The World of Thedas Volume 2 Лелиана направляет письмо своему другу и пытается расшифровать надписи на топоре, который получила в DLC «Песнь Лелианы». Благодаря недостающим словам это становится возможно:

Mathas gar na fornen pa salroka atrast — «Воля титана связала нас с печальным долгом защищать Камень через жертву, да найдёшь ты свой путь и вернёшься к Камню».

Mathas gar na fornen pa tot isatunoll — «Воля титана связала нас с печальным долгом защищать Камень через жертву, Зов красного лириума должен быть уничтожен».

Перевод этих фраз соответствует табличке, которую Серый Страж находит в мавзолее Легиона Мёртвых. Если считать орден кастой, можно предположить, что титаны создали её для борьбы с красным лириумом.

Управление толпой

Гномы-работники, виддат-бас и эльфы-рабы — что у них общего? Принцип коллективного разума, который другие расы позаимствовали у титанов. В диалогах с Дорианом Солас неоднократно замечает, что Империя Тевинтер многое скопировала у Элвенана, чью культуру ассимилировала и чьих жителей поработила.

Это касается и саркофага, с помощью которого тевинтерский магистр Данариус сделал из Фенриса лириумного призрака. Обратите внимание на узор, схожий с долийским валласлином.

Из комикса «Голубой призрак» становится ясно, что в саркофаг необходимо залить лириум, а сами вместилища соответствовали только росту эльфов. Это может значить лишь одно: эванурисы не просто клеймили своих рабов татуировками — они добавляли в них лириум, чтобы управлять сознанием. Как? С помощью сердец титанов, заимствуя принцип коллективного разума.

Каждый волшебник наполнен магией, и ему нужен посох, чтобы сосредотачивать эту энергию в одной точке. Титаны состоят из лириума, и их «посох» — это сердца, которые усиливают пение, создают ту самую природную связь с гномами.

Общаясь с существами, которые часто взаимодействуют с лириумом (гномы, храмовники, маги), можно узнать, что минерал «поёт». Именно так подземные шахтёры, связанные чувством Камня, находят жилы с минералом. То, что многие принимают за голос Создателя, на самом деле является едва слышной песней титанов, отголоском коллективного разума.

Коул: С гномами хорошо путешествовать.
Варрик: Приятно это слышать, парень.
Коул: Ты тихий, но изнутри по-прежнему слышна старая песня. Почти как у храмовников.

Красный и голубой лириум — это стороны одной монеты, равно как Песня и Зов, тёмный призыв порождений тьмы. Эльфы попытались повторить природную связь гномов и титанов, извратили её и использовали для создания рабов.

Эту теорию подтверждает фреска Соласа, на которой Ужасный Волк избавляет рабов от их валласлинов. Слева находится эльфийская сфера, она же сердце титана.

После того как Арлатан пал, среди военных трофеев, которые тевинтерцы увезли домой, были не только саркофаги, но и сердца титанов. Дориан упоминает об этом в разговоре с Соласом, называя сферы сомнабориями, сосудами снов.

Ещё одна сфера оказалась у кунари. В исправительных лагерях для «перевоспитания» используют камек в виде порошка или напитка, но на острове Сегерон находится настоящее сердце титана. Подробнее о кунари, их философии и обращении с пленными я рассказывала в отдельном материале. 

Инквизиции стало известно о природе гномов ещё в DLC «Нисхождение», но остальной Тедас об этом пока не знает. Сколько пройдёт времени, прежде чем начнут просыпаться остальные титаны, которых побеспокоила истончившаяся Завеса? Неужели им так и придётся печально существовать в одиночестве, вдали от своих «детей»?

После того как Валта была поражена осколком сырого лириума, она наконец-то смогла воссоединиться с титаном и понять природу своего происхождения.

Как оказалось, утраченную связь можно восстановить с помощью лириума. Хоть ша-бритолы и питались им, силясь вновь услышать титана, он захотел воссоединиться только с Валтой. К хранительнице вернулась способность к магии, которая могла быть особенностью всех гномов того времени.

Днями позднее могила её коллеги была раскопана, а тело исчезло. Что если титаны обладают даром воскрешения и с возвращением гномов смогли возобновить уничтожение красного лириума в своих недрах? В мире Dragon Age ещё очень много вопросов, связанных с участью гномов и их истинными силами, но ясно одно: если дети Камня смогут воссоединиться с титанами, их жизнь уже не будет прежней.

По материалам

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button